Интервью

Получите бесплатную консультацию прямо сейчас:+7(499) 703-46-71
Москва
+7(812) 309-56-32
Санкт-Петербург
09.11.2015

Детектор лжи в поисках правды

Детектор лжи в поисках правды
Анзор Ибрагимов
основатель приложения для адвокатов и юристов «Aflatum»,
Адвокат

Известный обывателю по фильмам про шпионов и разведчиках, прибор полиграф, он же детектор лжи, представляет собой прибор для проведения психофизиологических исследований реакций человека с целью оценки достоверности полученной информации.

История детектора лжи достаточно древняя. Известный итальянский криминалист Чезаре Ломброзо применял прообраз полиграфа еще в восьмидесятых годах позапрошлого столетия.

Практика применения детектора лжи в доказывании в нашей стране перевалила за второе десятилетие.

И, что примечательно от сложившегося стереотипа применения чудо-техники для сбора доказательств вины подследственного проявилась тенденция роста количества случаев применения полиграфа по требованиям защиты с целью обоснования непричастности обвиняемого к преступлению.

Примером такой позиции адвокатов и что из этого вышло рассказывает адвокат Анзор Ибрагимов:

Несмотря на многочисленные дискуссии в научной среде о допустимости экспертизы с применением полиграфа, в нашей стране накоплен достаточно большой опыт производства судебно - психологических экспертиз с его использованием (СПФЭ).

При производстве СПФЭ заинтересованные стороны (следователи, адвокаты, суды), несмотря на более чем 10 летний опыт их проведения, сталкиваются с рядом сложностей.

К таким сложностям, прежде всего, следует отнести такие как:

  • отсутствие в достаточном количестве квалифицированных кадров (экспертов – полиграфологов);
  • отсутствие устоявшейся (общепринятой) технологии производства СПФЭ;
  • позиция Верховного суда РФ, согласно которой результаты СПФЭ не признаются доказательством в судах.

Вместе с тем, наш опыт работы показывает, что СПФЭ очень часто приходит на помощь при доказывании в рамках предварительного расследования.

Следственные органы часто привлекают экспертов - полиграфологов как по своей инициативе, так и по ходатайству адвокатов (защитников).

Назначение и соответственно производство СПФЭ имеет важную особенность, которая заключается в том, что для ее проведения необходимо наличие согласия лица в отношении которого она проводится (испытуемый).

На наш взгляд, эта особенность имеет важное психологическое значение для испытуемого.

Например, если следователь предлагает потерпевшему, обвиняемому или свидетелю подтвердить свои показания «на полиграфе» в ходе СПФЭ, а участник уголовного судопроизводства отказывается, его показания по понятным причинам вызывают сомнения, а значит требуют дополнительной проверки.

В данной статье я расскажу как на практике СПФЭ помогла защите прекратить уголовное преследование Олега и Артура Каракаш в связи с их непричастностью к совершению преступлений.

Олег и Артур обвинялись в совершении особо тяжкого (ч. 4 ст. 162 УК РФ) и тяжкого преступлений (ч. 2 ст. 162 УК РФ), соответственно.

Казалось бы у следствия на руках были все козыри для успешного расследования этих преступлений и направления дела в суд, а именно: опознание лиц, очные ставки с потерпевшими и даже результаты биллинга.

На чаше весов защиты остались лишь незначительные процессуальные нарушения при проведении следственных действий и здравый смысл.

Братьев Каракаш сотрудники ОМВД России по району Перово г. Москвы задержали 18 ноября 2014г. по подозрению в совершении разбойного нападения на продуктовый магазин, совершенного за три дня до их задержания.

Сотрудники магазина при предъявлении лица для опознания уверенно показали на Артура Каракаш, как на лицо, которое совершило разбойное нападение.

Оперативными сотрудниками ОМВД России по району Перово г. Москвы при сопоставлении Олега Каракаш с фотороботами составленными ранее было установлено сходство с одним из них.

Как выяснилось позже Олег по некоторым чертам лица был похож на фоторобот лица разыскиваемого за совершение разбойного нападения 18 августа 2014г.

При предъявлении лица для опознания потерпевший уверенно указал на Олега, как на лицо совершившее данное преступление.

Таким образом, Олегу и Артуру были предъявлены обвинения, а в отношении них была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

Братья Каракаш мотивированно отрицали свою причастность к преступлениям в совершении которых они обвиняются.

В момент совершения обоих преступлений они находились дома, что могли подтвердить только близкие родственники.

Параллельно с предварительным расследованием защитой велось и свое, адвокатское, расследование.

адвокат

В этой статье вы узнаете куда обращаться, когда нужен адвокат.


Как проводится освидетельствование потерпевшего лица узнайте здесь:

http://legalmap.ru/articles/up/upp/osvidet-poterpevshego/

В ходе последнего удалось выяснить некоторые особенности преступлений, в совершении которых обвинялись наши подзащитные.

Например, защиту удивил тот факт, что все потерпевшие (четверо) не имели российского гражданства, а один из них и вовсе находился на территории Российской Федерации нелегально.

Защитой прорабатывалась версия давления оперативных сотрудников на «потерпевших» с целью повышения показателей раскрываемости преступлений.

Интересным защите показался и тот факт, что магазин (по делу А. Каракаш) подвергался разбойным нападениям и до 15 ноября 2014г. и даже после задержания братьев, но администрацией магазина не предпринимались меры по обеспечению безопасности сотрудников и имущества.

Особенно интересным оказался случай с разбойным нападением на магазин 18 августа 2014г. (по делу О. Каракаш).

Единственный охранник магазина площадью 400 кв. м по неустановленным причинам открыл магазин на два часа раньше, чем положено (7 часов 00 минут) при этом как выяснилось по видеорегистратору все восемь камер видеонаблюдения были выключены за 5 часов до преступления.

И к большому сожалению при указанной череде «случайностей» в не закрытом на ключ сейфе магазина впервые (по словам владельца магазина) оказалась сумма в размере 1 млн. 300 тыс. рублей.

У обоих магазинов и соответственно мест преступления было одно общее свойство – оба они находились в 30-40 метрах от места жительства братьев Каракаш, а в один из них они ходили ежедневно, были знакомы с сотрудниками этого магазина.

При таких обстоятельствах совершать разбойное нападение не скрывая лицо (по показаниям потерпевшего нападавшие были без масок, но в перчатках) противоречило здравому смыслу.

Также было непонятно каким образом «случайные» люди смогли найти маленький сейф в таком большом магазине.

Указанные выше обстоятельства неоднократно защитой излагались в жалобах и ходатайствах в различные инстанции, но вся сила наших аргументов рушилась об опознание лиц и очные ставки.

Оба дела дважды направлялись в суд, но к чести прокурора оба раза дела возвращались к следователю для устранения тех или иных нарушений или для проведения дополнительных следственных действий.

В ходе предварительного следствия защитой было заявлено ходатайство о проведении СПФЭ в отношении братьев, потерпевших и свидетелей защиты.

Следователь данное ходатайство удовлетворил, но с оговоркой, что оплачивать услуги эксперта – полиграфолога придется защите.

К проведению СПФЭ был привлечен очень квалифицированных эксперт в области СПФЭ, услугами которого пользуются СК РФ и МВД РФ.

Проведенные СПФЭ показали, что Олег и Артур Каракаш и свидетели защиты, во-первых, говорят правду, во-вторых, не причастны к совершению преступлений, в которых они обвиняются.

Потерпевшие отказались подтвердить свои показания в ходе СПФЭ, но следствие это не насторожило, хотя защита на данное обстоятельство обращала внимание.

После одной из жалоб защиты дела в отношении братьев были переданы из СО ОМВД России по району Перово г. Москвы для дальнейшего расследования в ГСУ СК России по г. Москве.

Следователь СК РФ провел комплекс следственных действий, которые не внесли ясности.

Защитой вновь было заявлено ходатайство о проведении СПФЭ в отношении всех участников уголовного дела.

Данное ходатайство было удовлетворено.

Как и в первый раз Олег и Артур и свидетели защиты дали согласие на участие в СПФЭ и прошли ее, подтвердив свои показания.

Двое потерпевших отказались от участия в СПФЭ, а двое и вовсе оказались недоступны следствию после предложения проверить показания на полиграфе.

Как было отмечено выше важной особенностью производства СПФЭ является – обязательное письменное согласие испытуемого.

Вместе с тем, возникает справедливый вопрос почему потерпевшие уверенные в своих показаниях отказались подтвердить их в рамках СПФЭ?

Олег и Артур Каракаш провели в следственных изоляторах Москвы более 10 и 11 месяцев соответственно в качестве обвиняемых и только благодаря производству СПФЭ удалось доказать их непричастность к совершению преступлений, о чем были вынесены постановления следователя ГСУ СК России по г. Москве.

Автор рассказа, адвокат Анзор Ибрагимов, как сейчас говорят, адвокат продвинутый.

Он является основателем приложения для адвокатов и юристов «Aflatum», предназначенного для повышения эффективности нелегкого труда коллег.

Поэтому обращение им к инструменту СПФЭ вполне естественно.

Надеемся, что этот пример послужит мотивацией к применению нестандартных методов поиска фактов и доказывания истины в процессе защиты клиентов.


Не нашли ответа на свой вопрос?
Узнайте, как решить именно Вашу проблему - позвоните прямо сейчас:

+7(499) 703-46-71 (Москва)
+7(812) 309-56-32 (Санкт-Петербург)

Это быстро и бесплатно!